Подземные лаборатории (Янтарный зал)

0
by on Октябрь 18, 2012 at 03:15

>>> после бездействия Докладчик поднес к губам платок и зашелся в кашле. Подтянутое тело бывалого вояки задергалось, лицо посерело, как у покойника. Гримаса боли исказила разбойничьи черты. Когда платок был убран, на ткани остались следы крови. Дориан Гроуз невольно отвел взгляд. Он знал, что болезнь пожирает наемника изнутри и нет в мире лекаря, способного помочь, разве что среди гоблинов-шаманов в Болотах Печали, но к их помощи вояка не прибегнет и под страхом смерти. Кивнув, алхимик произнес: - Продолжай. Наемник помедлил. Когда он заговорил, голос его звучал сухо и бесстрастно. Даже слишком бесстрастно... - Еще одна группа подошла со стороны реки. Тихо, бесшумно. Я боюсь предположить, как им это удалось - мы не слышали всплесков, поэтому остается только гадать, какую магию использовали эти скоты. Нападение было внезапным и решительным. Нас застали врасплох. В первые же мгновения часть отряда была выбита залпом из арбалетов. - Арбалетов? - удивился Дориан. - У этих дикарей были арбалеты? - Более того, Мастер. Все болты, выпущенные в нас, были зачарованы, многие с серебряными наконечниками. Они легко пробивали защиту. Я потерял каждого третьего бойца, прежде чем мы успели перестроиться и контратаковать. Руку вояки свело от боли. Он только сейчас осознал, что сжал кулак с такой силой, что ногти впились в ладонь. - Это всецело моя вина. Я не сразу понял, что случилось. Я понял свою ошибку слишком поздно. Наемник замолчал. В его памяти вновь воскресли картины ночной резни — яркие, отчетливые, колюче-рваные, словно видения больного, мечущегося в лихорадочном бреду. ... Яркие молние лунного света на обнаженных клинках. Разорванный в крике рот. Стремительный бег в темноте. И проклятые кусты, ожившей тварью цепляющиеся за руки и ноги,— вяжущие, сковывающие движения. Подставляющие под удар. Рывок! Взмах! Свист! Он успел вывернуться из назойливых объятий куста — едва не задохнувшись, когда фибула плаща врезалась под кадык. Узкий и длинный меч наемника с чавкающим звуком врубился во вражескую плоть, рассек ключицу. Кожаная маска, размалеванная белым под дьявольскую рожу, скрывала лицо нападавшего, но крик, глухой и страшный, она заглушить не могла. Следующий удар был ударом милосердия. Отдышавшись, вояка обернулся, отыскивая взглядом своих. Проклятье! Ночной лес выталкивал из себя все новых и новых безликих, а его бойцы медленно отступали к центру поляны, подставляясь тем самым под очередной залп. Чуткий слух уловил скрип взводимых арбалетов. Проклятье! Отточенная, четко спланированная операция гильдии обернулась беспорядочной резней, в которой враг одерживал верх. А дальше был бой. Тихий, зловеще-безмолвный. Без воплей, проклятий, громких команд. Только лязг клинков, глухие стоны раненых и металлические щелчки арбалетов. Противники были профессионалами. Одни сражались за собственную землю, другие - за деньги и честь. Трудно было сказать, что в этом свете было ценнее. С каждой секундой положение отряда становилось все тяжелее. Вояка стиснул зубы. Перед ним из леса вынырнули безликие. Их было трое, и в другое время он, не колеблясь, атаковал бы всех сразу — но сейчас приходилось отступать. Взмахивать мечом, заставлять попятиться и отступать, выигрывая дистанцию. А потом... потом мечники отхлынули, словно волной морской, позволяя своим же стрелкам уничтожить загнанных в центр наемников. На лицах мертвых застыла растерянность. Они привыкли атаковать, бить первыми и — побеждать. Над ними реяла грозная воинская слава — элитные наемники, экзекуторы дома Гроуз... и вдруг — ловушка, гибель лучших бойцов, отступление... - Ты позволил вот так расстрелять ребят? Моих ребят? — Дориан Гроуз пристально вглядывался в глаза собеседника. Алхимик почувствовал нестерпимое желание садануть кулаком по чему-нибудь твердому. Так, чтобы боль прошила руку от кисти до локтя. Чтобы кровь брызнула из разбитых костяшек. Чтобы хоть на миг — забыть и не помнить. - У меня не было выбора, мастер,— севшим голосом, но по-прежнему твердо сказал вояка.— Я получил задание, которое должен был выполнить. Любой ценой. Даже ценой жизни моих людей. Дориан Гроуз холодно улыбнулся. Пожалуй, если бы его супруга сейчас увидела своего мужа в таком виде, то... страшно подумать, что с ней стало бы. Лед в глазах, спокойствие на лице и отблески яростного гнева в душе. - Это были мои люди, - тихо, едва слышно произнес алхимик. Поднявшись, он вышел из комнаты, в которой был помещен раненый. За главой поднялась еще одна фигура - высокая, широкая. От нее веяло какой-то железной непоколебимостью. Верный страж, безмолвный раб. Он сделал лишь то, что ему приказали - сжал руку, облаченную в латную перчатку, на шее вояки. Говорят, что когда его выносили, то голова просто болталась на лоскутах кожи. Шейные позвонки были раздроблены в пыль. - Готовьте отряд кованных, - произнес алхимик, входя в помещении лаборатории. - Я отправляю их на Гаитан. Это будет гораздо выгоднее и с моральной, и с материальной точки зрения. А еще говорят, что этой ночью над Илсэ пролетел дирижабль. Что нес он своих пассажиров в сторону от привычных маршрутов.

http://breakemtiegar.livejournal.com/8737.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Статистика

Партнеры